Берт Хеллингер: Невиновность и вина

Берт ХеллингерДавайте немного поговорим о счастье. Счастье мы переживаем как нечто опасное, делающее человека одиноким. Это же самое применимо к разрешению проблем в системе: мы ощущаем его как опасный процесс, так как он тоже ведет к одиночеству.

С другой стороны, общество других людей обеспечивают нам несчастье и проблемы. Они неразрывно связаны с чувством верности и собственной невиновности. Однако счастье и разрешение проблем связаны с чувством вины и предательства. Поэтому разрешение проблем и наше счастье возможны только тогда, когда мы готовы этой вине посмотреть в лицо.

Я не имею в виду, что вина это нечто благоразумное, это человек живет с чувством вины так, будто она — это что-то разумное. Вот почему переход от самих проблем к их решению настолько труден. Чтобы поверить в то, что я сказал, человеку необходимо полностью внутренне себя перестроить.

Об отношениях

От отношений к отношениям с различными партнерами глубина связи становится меньше. Но нужно отметить, что сама связь не подразумевает любовь. Временами во вторых отношениях связь может быть слабее, а любовь сильнее. Глубину связи можно узнать по тому, насколько испытываемое чувство вины партнера велико, после освобождения от отношений.

Разрывая вторые отношения, индивидуум ощущает меньшее чувство вины, по сравнению с первым расставанием. Тем не менее, вторая семья обладает преимуществом перед первой семейной системой.

О чувстве вины

Все, подчиняющиеся догмам христианства, пытаются загладить некую вину или же чувствуют, что обязаны это сделать. Но хуже всего то, что они уверены в том, что обладают силами, чтобы это сделать.

У человека личная вина — это источник силы, в том случае, если он ее признает. У признавшегося в своей вине, чувство вины пропадает. Оно появляется только тогда, когда человек пытается ее вытолкнуть или же внушить самому себе, что ни в чем не виноват.

Тот, кто признает таким образом свою вину получает силу. Вина становится силой. Но, если мы свою вину отрицаем и пытаемся убежать от последствий и ответственности, тогда появляется чувство вины, и мы становимся слабыми. Признание вины помогает достичь целей, которые в ином случае были бы недостижимы.

В случаях, когда кто-то берет на себя вину другого и ее последствия, то это делает человека слабым. Он не может сделать ничего полезного. Напротив, под действием чужой вины он делает только плохое. Более того, он также ослабляет человека, вину которого забрал на себя, так как приняв его вину на себя, он лишил другого силы, нужной для того, чтобы достичь чего-то хорошего.

Когда какой-нибудь индивидуум берет на себя чужую вину, будто он заместитель, это в любом случае создает плохое воздействие. Вот почему тебе надо было сказать матери: «В чем бы ни состояла проблемы вины между отцом и тобой, я тем не менее уважаю вас как своих родителей. Все, что вы дали мне, я принимаю, а в остальном не буду вас беспокоить!».

Сказав такие слова, ты вину и ее последствия оставляешь у родителей. Твоя нынешняя позиция отразится на них позитивно, даже если ты не скажешь этих слов вслух. Твоим родителям нужно взглянуть в глаза своей вине и ее последствиям, и ты освободишься, чтобы заняться своей виной. А теперь тебе все понятно?

Клаудия: я не все до конца поняла. Принимающий на себя чужую вину, тем самым делает себя слабым?

Берт Хеллингер: в таком случае он делает слабым и себя, и того человека, вину которого он взял на себя.

Клаудия: да, я поняла, что тогда слабеет другой. Но слабеешь и ты сам?

Берт Хеллингер: и ты сам. Такое всегда ослабляет. У человека, несущего чужой крест, никаких сил для позитивных действий не остается. Но в случае, когда кто-либо несет свой крест, свою судьбу и вину, то это делает человека сильным. Он несет свой крест с гордо поднятой головой, и такая сила помогает ему творить великие дела.

Человеку необходимо признать свою вину. По другому нельзя. Исправить или отменить вину невозможно. Но признав вину, человек обретает силу сделать что-то великое и хорошее. На систему это влияет примиряюще, однако сама вина никуда не исчезает. В случаях, когда человек признает собственную вину, это дает ему намного большее внутреннее величие, чем заглаживание вины и прощение.

В самом деле, как можно загладить или простить что-то подобное? Человек не имеет ни разрешения, ни способностей на это. Чувство вины никогда не исчезает и работает в жизни подобно могучей энергии.

Иерархия внутри семьи

Причиной происходящих в той или иной семье трагедий всегда является нарушение одним из членов изначально установленных правил порядка. То есть допустил себе то, что позволительно членам семьи, входящих в систему высшего ранга. Такое поведение чаще всего не субъективно, а объективно.

Попытка ребенка принять следствие вины или кару родителей на себя, является самонадеянной, это говорит о том, что он переоценивает свои возможности. Но ребенок, руководствуясь любовью, часто не замечает этого и не слышит предупреждающего его голоса совести. Именно по этой причине герои популярных трагедий слепы: убеждение в том, что они вершат великое и хорошее, не спасает их от смерти.

Спокойная совесть или добрые намерения, на которые ссылаются герои (чаще всего в конце всех событий), не влияет на последствия и результат данных событий для героя.

Ребенок не может сам избавиться от чувства самонадеянности, так как она черпает силы из любви и самых наилучших побуждений. Понять в чем дело, избавиться от излишней самонадеянности и занять соответствующее место в семейной системе, ребенок сможет только когда повзрослеет. Но и тогда ребенку будет трудно освободиться от позиции, которую он себе присвоил, потому что не будет иного выхода, как стать самостоятельным и пойти своим путем. От него потребуется начать жизнь с самого начала, полагаясь только на свои силы.

Находясь на соответствующем ему месте индивидуум сосредоточен полностью на себе. На своем прежнем месте, которое он занимал по своей самонадеянности, он как будто живет вне себя, отчуждая самого себя.