На роду написано, или что такое семейные расстановки?

РасстановкаС этим вопросом обратилась к нам одна читательница.

— Несколько моих подруг посещали тренинг по семейным расстановкам, — рассказала она по телефону, — после этого женщин было не узнать. Одна удачно вышла замуж (хотя раньше личная жизнь не складывалась), другая стала делать успешную карьеру, у третьей прекратились дома скандалы, она наконец-то подружилась со своей свекровью (раньше были на ножах). Мне бы и самой хотелось кое-что улучшить в своей жизни, но когда я начала расспрашивать об этом тренинге, ничего не поняла: по рассказам подруг получается, что это что-то на грани мистики. Вот и думаю: исправить свою жизнь хочется, но насколько это безопасно?

Я побывала на тренинге по семейным расстановкам, и хочу вам сообщить, что это не более опасно, чем учиться ходить на лыжах. То есть на первых порах нос расквасить можете, зато научитесь кататься на всю жизнь.

Что же это такое — семейные расстановки? Описать их действительно сложно. Точно скажу, что это не мистика, это действительно психологический тренинг. Но тренинг особый, где 50 процентов успеха зависит от профессионализма психолога, а 50 — от вас самих.

Такие понятия, как «голос крови», «у него это в крови», «на роду написано» и так далее, мы слышим часто и принимаем как метафору. Генетики только сегодня начали пристально изучать, что же такое нам передается «по крови», а психологи уже вооружились этим, чтобы помогать людям. Попробую описать, как это выглядит в реальности.

Собирается группа (10-16 человек), причем, как правило, из людей, которые раньше друг с другом не встречались. Люди эти разного возраста, из разных социальных слоев. Никакие регалии здесь роли не играют, все называют друг друга по именам и обращаются на «ты». Психолог приглашает одного из членов группы коротко (желательно в трех предложениях) высказать свою проблему (это еще называется заявкой на предстоящее исследование).

Допустим, человек говорит, что не складываются отношения с начальством: каждый новый начальник хуже предыдущего, и это продолжается уже несколько лет.

Итак, проблема названа. Психолог, или сам автор заявки подбирают из группы тех, кто будет участвовать в расстановке этого человека. Обычно выбирают «заместителя» самого героя заявки, «заместителей» его мамы и папы (если требуется, то еще каких-то близких родственников), выбирают также «заместителя» начальника. Иногда выбирается кто-то из группы на роль абстрактной фигуры, например, фигуры «системы», «денежного потока», «гармонии» и т. д.

Выбранных «заместителей» расставляют по комнате. Иногда это делает сам герой заявки, бывает, что «заместители» сами ищут себе место. Когда фигуры расставлены, происходят удивительные открытия: например, «мама» стоит далеко и от «папы», и от всей родни, смотрит куда-то за горизонт, будто ее вообще не интересует, что здесь происходит. Или «папа» встает в агрессивную позицию по отношению к «заместителю» автора расстановки.

Психолог расспрашивает, кто из участников группы что чувствует на том месте, куда его поставили. И здесь снова происходят маленькие открытия. Например, «заместитель» автора расстановки вдруг просит: «Уберите из-за моей спины «отца»! Я его боюсь…». Или «мама» заявляет: «Я стою так, что мне не видно сына! Мне тяжело на этом месте, я бы перешла вон туда…». И переходит. Таких переходов и эмоциональных реакций может быть с десяток и больше, пока наконец не наступает тот эмоциональный накал, который проясняет проблему.

Например, человек, заказавший расстановку про своего начальника, вдруг видит своими глазами: его «заместитель» (то есть его «второе «я») буквально прячется от своего агрессивного отца, и перед начальником испытывает совершенно необъяснимый страх, как перед отцом. То есть человек эмоционально «перепутал» агрессивного отца с вполне лояльным начальником.

Вполне возможно, что реальный-то начальник и ни при чем, проблема в самом человеке. Замечу, кстати, что, как показывают семейные расстановки, довольно часто мы в жизни встречаемся с проблемами из детства: мы постоянно сталкиваемся на работе и в семье со своими «родителями», «братьями» и «сестрами», с «одноклассниками»…

Но это еще не все открытия данного тренинга. После того как группа отработала заявку одного из присутствующих, выясняется, что те «заместители», которые работали на ролях, отрабатывали каждый свое! Например, «заместитель» агрессивного отца в детстве сам имел такого же отца, и теперь, побывав в его «шкуре», он прочувствовал, что в нем самом есть кое-что от отцовской агрессии. Или «заместительница» равнодушной матери с удивлением вспоминает, что и ее собственная мать вела себя подобным образом в критических ситуациях.

Какова доля случайностей в попадании на роли? Не берусь судить. Но факт остается фактом: еще не было случая, чтобы, попав на какую-то роль, участник тренинга не отрабатывал что-то свое, личное.

Я, например, в одной из расстановок попала на роль равнодушной «матери». «Дочь» обращалась ко мне раз за разом, но меня это не трогало, никаких чувств я действительно не испытывала. Просто стояла и смотрела вниз.

— Сядь под ее взгляд, — попросила психолог кого-то из группы.

Села девушка, и тут же — легла, скорчившись.

— Кем себя чувствуешь? — спросила психолог ее.

— Я — ребенок, — прошептала девушка, — мне кажется, я даже не родилась. Мне страшно…

— У твоей мамы были выкидыши, мертворожденные дети? – спросила психолог автора заявки.

— Да, — ошарашено подтвердил тот, — до меня она родила мертвую девочку…

— Часть ее души умерла вместе с этой девочкой, — объяснила психолог, — поэтому тебе так трудно достучаться до своей мамы.

После этих слов неожиданно для самой себя я, находясь на роли «мамы», заревела в голос. Меня словно прорвало. Но я-то плакала о своем: я вдруг ОСОЗНАЛА, почему попала именно на роль этой матери. Я изнутри прочувствовала тот слой души, который живет и во мне, и который не позволял маме быть со мной ласковой и нежной. Моя мама тоже была довольно строга со мной, и до меня у нее тоже родилась мертвая девочка…

Но и это еще не все. Девушка, которую вроде бы случайно, методом «тыка» посадили на роль нерожденного ребенка, как позже выяснилось, в свое время избавилась от нежелательной беременности, и теперь прочувствовала, что пережил этот ребенок (кстати, она пришла на расстановку, чтобы прояснить для себя, почему она не может забеременеть).

Если бы на тренинг собирались только поплакать и разузнать семейные тайны, это было бы просто сомнительное развлечение, не более. Главное, что здесь происходит очень важная работа чувств. Оказывается, заглушенные в раннем детстве чувства никуда не уходят, они остаются в человеке и со временем создают ему проблемы в жизни. На тренинге эти чувства просыпаются, и когда ты даешь им право протечь по всему твоему телу, наступает невыразимое облегчение: будто все эти годы носил в себе чугунную гирю и наконец вырвал ее из своего тела.

Непредвиденные ситуации возникают почти на каждой расстановке. Это очень интимная информация, поэтому участники тренинга за пределами круга о ней не распространяются.

Метод семейных расстановок разработал австрийский психолог и философ Берт Хеллингер. В молодости, занимаясь миссионерством, он провел несколько лет в Северной Африке. В африканской глубинке он внимательно наблюдал, как в далеких селах с архаичными нормами поведения при потере близких собирался весь род и, согласно их традициям, проводил ритуал — чтобы потеря близкого не повлияла на развитие рода. Иначе, по понятиям африканцев, утрата жизни одного члена рода могла влиять на последующее поколение.

Берт Хеллингер сам проводит тренинги, в том числе несколько раз бывал он в Москве. В Томске работает одна из его учениц, на тренинг которой мне и посчастливилось попасть. Но я знаю, что есть и другие специалисты, которые работают чаще всего в оздоровительных центрах.

Метод семейных расстановок кажется мне очень важным и перспективным именно в нашей стране с ее трагической историей. Ведь почти в каждом роду нашего сообщества было множество потерь, и каждая безвременная утрата шрамом пересекала жизнь будущих поколений. Что здесь от мистики, судите сами, но мне кажется важным и необходимым навести порядок в своих чувствах, освободить их от «гирь» прошлого. Метод семейных расстановок помогает это сделать.

Газета «Томский Вестник»