Особенности развития подростков

Развитие подростковОчень часто к психологам на прием приходят родители, у которых в семье растет подросток, и они говорят о своих детях так, будто они болеют какой-то тяжелой болезнью. Родители должны помнить, что подросток — это не диагноз и не возраст. Подросток — это человек, который уже не ребенок, но еще и не взрослый. Он переживает рождение своего «Я». В этот период подросток переживает нелегкие времена, потому что с одной стороны он стремится к своему совершенному образу, а с другой — одновременно постоянно находит в себе разные необоснованные изъяны. А обратить реальный трезвый взгляд на себя ему мешает всепоглощающий стыд и необоснованный страх. Эти два чувства основные и очень сильные негативные спутники ребенка в период данного кризиса.

Как уже говорилось раннее, подросток — изгнан из мира детей, но еще на принят во взрослый. По этой причине он постоянно чувствует себя изгоем. Это будет продолжаться на протяжении всего времени, пока он не найдет ответ на вопрос «Кто Я?». У него может быть много способов найти ответ на этот вопрос, часами рассматривать себя в зеркало, часто проводить время различных больших и малых компаниях, отделяться от родителей, в страданиях и мучениях искать собственное место в жизни. Этот момент очень важен для ребенка, как в настоящий момент, так и в будущем. Потому что, если по каким-либо причинам он не найдет ответа на данный вопрос, есть большая вероятность того, что он не переживет кризис подросткового возраста и застрянет в этом возрасте. Я, которое не родилось, останется фигурой, которое будет на протяжении всей жизни заслонять реальность, многообразие возможностей жизни и ее перспектив. Если же ребенок найдет ответ на этот вопрос, то у него будет большой шанс преобразоваться в новую фигуру, перед которой мир будет открывать возможности новых встреч и отношений, самореализации, будущим достижениям, развития и процветания.

Многие люди, в том числе и психологи, называют подростковый возраст переходом из детства во взрослый мир. Есть другое мнение, которое нужно считать правильным, подростковый возраст — это переход от смерти к рождению. Подростка в этот период можно сравнить с новорожденным, одна личность его умирает, а другая рождается. Можно сказать, что за это время ребенок переживет два сложнейших состояния своей жизни: рождение и смерть.

Во время прохождения этого сложнейшего процесса к подростку возвращается уязвимость новорожденного младенца. Он чувствительно относится к обращенному на него взгляду, к интонации. Для него важно, чтобы его понимали близкие ему люди. Чтобы было полностью понятна незащищенность подростка, в качестве примера можно рассмотреть рака или лангуста, которые в период смены панциря прячутся в расщелинах скал на все время образования нового панциря.

Он не может понять происходящее с ним. Все вокруг неожиданно стало сложным. Он мог часами смотреть на себя в зеркало и не узнавать. Смотрящий на него из зеркала, не был ему по душе, выпирающие колени, худые плечи, руки, которые некуда спрятать, а самое главное — он просто не понимал его.

Все происходящее в последнее время будоражило: приснившийся под утро сон, который сейчас и сладостно и стыдно вспоминать; резко брошенное отцом замечание: «уже за девочками бегаешь, а маме помочь не догадаешься!»; страх, что мама снова наводила порядок в столе и нашла сигарет, а главное — примет ли Светка его приглашение. Так важно хорошо сегодня выглядеть, а мама опять заставляет надеть его эту старую куртку как у старого пьющего тракториста. А вдруг Светка откажет?! Тогда его точно перестанут уважать. Будет хорошо, если просто не согласится, а ведь может прикольнуться, как тогда над Вовчиком.

На всех уроках ничего не мог понять из-за Светки, на алгебре был как в тумане, перед уроком физики наконец-то смог с ней поговорить. «Мне нужно еще подумать!» — вот кривляка, сколько ей еще нужно думать? А он должен мучиться. Как понять этих девочек? Может вообще с ними не связываться?! За двойку по алгебре влетело, отец даже побелел весь. Мама стала пилить про будущее, будет дворником с такой учебой, не разрешит пойти в пятницу на танцы, обещал везде убраться, а сам…, все мальчики вокруг помогают маме, а он… И так на протяжении двух часов, дальше просто стал думать о Светке.

Когда мать стала кричать, буркнул ей, чтобы отстала. Она заплакала и пошла жаловаться отцу. И все началось сначала… «Я самый плохой, ничего не делаю, ничего не умею, и ничего из меня не получится». Уже столько раз про это слышал! А еще этого соседского Витьку постоянно ставят в пример. Да ему никто из наших пацанов руку не подаст, после того как он директору про нас настучал. Нашли, кого в пример приводить! Поскорее бы заткнулись уже, ребята ждут!

Что-то подобное происходит не только с «трудными» подростками. Их мир подвергается такому сильному изменению, что контакт с миром взрослых, либо сильно затрудняется, либо теряется совсем.

Проблема подростка заключается еще и в том, что они не могут выражать свои мысли, потому что его слова больше не несут прежнего смысла. Больше всего молодой человек хочет высказаться и быть понятым, но не может подобрать слов, чтобы выразить свои чувства. На вопросы о жизни, чувствах, желаниях подростки дают два ответа: «нормально» и «не знаю». В ответ они могут сказать только это, но при этом очень сильно нуждаются в понимании. Эта проблема осложняется, если родители его не понимают. Ведь он преобразуется в совсем новую личность, и не знает кто он. Его волнует его внешние и физические данные. В этих сложных и важных вопросах родители не помогают ему разобраться, а совсем наоборот, подтверждают его опасения: «ничего не делаешь, ничего не умеешь». По этой причине молодой человек ищет других людей, которые примут его таким, какой он есть, не будут критиковать, унижать, бранить. Он доверит самое сокровенное, важное не тем людям, которые выражают свою любовь бесконечными нотациями, а тем, кто будет понимать его. Хорошо если этими другими людьми оказываются адекватные люди: мудрые ровесники, редакция подросткового журнала, тренеры секций или психологи. Ситуация сильно осложняется, если значимыми становятся совсем другие люди.

Первой я узнала ее мать. Тихий спокойный голос, ухоженная внешность, грамотная речь, христианское смирение, и с каждым днем все больше заметное отчаяние: ее дочь совсем недавно подавала большие надежды, была послушной девочкой, а сейчас прогуливает уроки, крадет деньги, убегает из дома и неделями пропадает неизвестно где. Мать искала ее с милицией, пыталась лечить у психиатров и в вендиспансере, водила в церковь, угрожала, уговаривала. Она не знает, что делать со своей дочерью, и хочет узнать, здорова ли ее дочь. Уже несколько психиатров не поставили ей психиатрический диагноз.

С удивлением кажется, что этой женщине хочется, чтобы ее дочь была больна. Тогда ее чувство вины стало слабее, и ответственность за дочь можно было бы переложить на другого. Но психиатры могут только встретиться с ее дочерью.

Девушка выглядит намного старше четырнадцати лет. Внешностью напоминает тех женщин, которые интересуются только содержимым алкогольного ларька. Она активно поддерживает разговор, озвучивает вполне зрелые идеи, ее взгляд приветливый. Но она уже никому не доверяет, ни в ком не нуждается. Теперь никто не может ответить на вопрос, в какой именно момент рядом не оказался хороший адекватный взрослый, когда между матерью и дочкой выросла стена непонимания.

Как новорожденный младенец, который переживает шок во время рождения, отделяется от матери, нуждается в помощи, заботе, так и подросток, который пытается отделиться от родителей, нуждается в помощи. Но сейчас он нуждается не в родительской помощи, а в помощи посторонних людей, которые помогут ему родиться. Молодой человек ищет помощи в кругу своих сверстников или у взрослых, которые совсем не обязаны заниматься его воспитанием. Но они могут принять его, помочь ему понять, кем он является, стать мужественным, преодолеть слабости. А могут и лишить семьи, жизни, детства, будущего.

Проблема современного общества заключается в том, что у нас не существует никаких ритуалов, которые могут помочь юным существам вступить во взрослую жизнь, и у них нет абсолютно никакой поддержки в этот тяжелый момент. Очень ценно во многих культурах то, детей с определенного возраста начинают считать инициированных, вступивших во взрослую жизнь людей. Наши же дети, которые предоставлены сами себе, нуждающиеся в человеке, который перевел бы их с берега детства на берег зрелости, должны бороться за право совершить этот переход. А это и является причиной беспричинной вспышки агрессии, рискованных поступков, асоциальных действий.

Есть несколько видов людей, от которых подростков нужно защищать. От родителей, которые непримиримо не желают отпускать детей и давать им свободу. От окружающих, которые видят в молодых людях только зачинщиков общественного беспорядка. И от самих себя, которые не любят себя, стыдятся, и не верят в свои таланты. По непонятным причинам подросток, по мнению окружающих — существо несовершенное, угловатое, не признающее авторитетов, агрессивное, ведет себя по-хамски и является источником постоянных беспорядков. Делая такие выводы, любить его, конечно же, не за что, и никто этого делать не будет. Учителя ненавидят все перечисленное, родители постоянно видят в нем сплошные недостатки. Нормальное общение он находит только в компании сверстников. Но никто, не считая младенцев, не является в любви родителей так, как нуждается в ней подросток. По этой причине любить своего ребенка, отнюдь не совершенного в настоящий момент, который вдобавок не может полюбить и принять себя, очень тяжелая задача для каждого родителя.

Очень тяжелая задача — потому что ее очень тяжело выполнить, практически невозможно. Также очень важно доверять своему чаду и эмоционально принять его, не контролируя его постоянно и не ограничивая его автономии, даже если нет доказательств того, что он всего этого заслуживает.

«Нам очень тяжело смириться с мыслью, что они повзрослели. Нам больно осознавать, что они больше не нуждаются в нас. Нам очень страшно отпускать их в самостоятельную взрослую жизнь», — не говорят многие родители, но если бы мы могли читать мысли, то что-то подобное мы бы точно прочитали.

Мы не понимаем своих детей… У нас не получается их контролировать… Они все делают нам на зло… Из него ничего не получится… Мы постоянно ругаемся… Нам очень трудно», — часто можно услышать от родителей. Действительно это так. Четырнадцатилетнего ребенка очень больно отрывать от себя, тяжело понять, что он теперь не нуждается в твоем мнении, страшно осознавать, что он уходит от тебя в эту непредсказуемую самостоятельную взрослую жизнь. Испытывая подобные страхи, можно, незаметно для себя, начать контролировать его жизнь, не замечать перемены в его характере, за него принимать различные решения и делать за него какие-либо дела. Но все это мешает рождаться новой самостоятельной личности. Делая все это, родители мешают расти своему ребенку, только потому, что им страшно. Высокая цена за спокойствие родителей!

Родителям нужно поверить и всегда помнить о том, что их детям в настоящий момент гораздо сложнее, во что очень тяжело поверить, смотря на их беспечные, хамоватые лица. Хорошо, что многие родители знают, что такое поведение всего лишь временный защитный панцирь, который скрывает беззащитный, ранимый, растущий организм. Самое лучшее, что могут сделать родители — просто находится рядом, на небольшом расстоянии, в любой момент готовые выслушать, понять и помочь родиться.