Расстановки по Хеллингеру — Порядки системы

Принадлежность к системе

Каждый, раз вошедший в систему, остаётся в ней навсегда, никто не имеет права исключить человека из системы.

Возможные нарушения: иногда о человеке предпочитают замалчивать. Часто это человек с тяжёлой судьбой, по мнению других, его считают недостойным принадлежать к системе и лишают этого права, замалчивая о нём. Например: дед сидел в тюрьме; дядя покончил жизнь самоубийством; прадед пропал без вести; кто-то кого- то предал, и его за этот поступок вычеркнули из семьи, забыли; рано умерший, абортированный ребенок и т. д.

Во многих семьях есть свои тайны. Этот тайный «призрак» может передаваться от бессознательного родителя к бессознательному ребенка, из поколения в поколение, для того чтобы его признали, не забывали о нём и о происшедшем событии.

Прежние связи сохраняются и продолжаются. Если бывшие связи исключены или с ними поступили несправедливо их замещают дети, демонстрируя чувства прежних партнёров, повторяя их судьбы. Например, бывший супруг, которого лишают контактов с детьми, замалчивают о нём. Здесь ситуация часто усугубляется тем, что вновь пришедший мужчина претендует на место отца, коим быть при всём хорошем отношении он не сможет.

Верность предкам, ставшая бессознательной или невидимой правит нами. Важно сделать ее видимой, осознать, понять то, что нас заставляет, что нами руководит, чтобы обрести свободу жить своей жизнью.

Во время расстановок, часто клиенты говорят, что совершают тот или иной поступок, не понимая причины, объясняя, что действовали так, «как если бы это был кто-то другой». Призрак ходит по замку пока его история не будет обнаружена. Это те случаи, когда судьбе кого- либо не отдаётся должное. Человек должен дать всем членам своей семьи или рода, в том числе умершим, исключённым или забытым, место в своём сердце. Тогда он ощущает полноту и свободен для будущего.

Иерархия

Те, кто пришел в систему раньше, имеют более высокий ранг по отношению к пришедшим позже. Если нижестоящий в иерархии пытается вмешаться в дела стоящего выше, даже если он делает это с любовью, он грубо нарушает закон иерархии. Пришедшие в систему позже не имеют права осуждать старших. Они должны относиться к ним с уважением и благодарностью.

Более поздняя система имеет преимущество перед более ранней. Нынешняя семья обладает приоритетом перед родной семьей, а второй брак — перед первым. Если у одного из родителей, в то время как они состоят в браке, рождается ребенок от другого человека, то отношения с этим лицом имеют приоритет перед предыдущими.

Возможные нарушения: тот, кто стоит ниже в иерархии, например ребёнок, по отношению к родителям, внутренне ощущает и ведёт себя, так, будто он старше, чувствуя при этом превосходство. Тот, кто внутренне ставит себя выше своих родителей, не в ладу с собой. Он чувствует раскол и пустоту. Таким образом, он не может брать в полной мере жизненную силу у своего рода и поток энергии, как бы поворачивается вспять, не давая возможным этому человеку в свою очередь передавать эту силу дальше, своим детям, полноценно строить свою личную семью. Кто принимает, воздаёт должное, даёт место в своём сердце своим родителям, тот обретает душевный покой. Это основа целостности.

Когда человек не уважает своих родителей, он платит за это неуважение болезнью или смертью (одна из причин депрессии). Те, кто жалуется на своих родителей — теряет их, и в этот момент он становится бедным. Каждый из нас — суть его родителей. Наивысшее почитание родителей, когда мы уважаем их внутри себя, тогда будешь в ладу с собой.

Баланс между «давать» и «брать»

Сила и энергия течёт через старших к младшим. Те, кто пришёл в систему раньше — дают, младшие — берут. Это справедливо к детям и родителям. Дети в неоплатном долгу у своих родителей и вернуть этот долг, они могут только «отдавая» любовь своим детям, позволяя реке жизни течь дальше. Каждый человек черпает силу у своих родителей. Дети должны заботиться о родителях в той мере, которая не нанесёт урон их новой семье и детям. В качестве примера можно привести грузинскую притчу: Мать — орлица вырастила трех птенцов и теперь готовит их к полету. Она спрашивает первого птенца: «Ты будешь обо мне заботиться?». «Да, мама, ты так хорошо обо мне заботилась, что и я буду о тебе заботиться», — отвечает первый птенец. Та отпускает его, и он летит в пропасть. Такая же история и со вторым птенцом. Третий же отвечает: «Мама, ты так хорошо обо мне заботилась, что и я позабочусь о своих детях».

Иногда дети видя, что родителям плохо или они уходят из жизни, готовы спасти их, даже ценой своей жизни, заболевая сами, начиная вести зависимый образ жизни. Ребёнок хочет спасти и становится на место судьбы своих родителей — это безумно. Это кончается провалом для всех. Дети не могут спасти своих родителей, эта жертва напрасна.

Стремление последовать за умершими родителями может проявиться позднее, во взрослом возрасте опасными заболеваниями. Болезнь становится средством выражения любви (несчастные случаи, самоубийства, зависимости), при этом человек чувствует удовлетворение и значимость. Но он не сможет расти. Рост- это способность выйти за границы совести, признать, что есть другая судьба.

Выход здесь в том, чтобы с уважением отнестись к судьбе родителей, и отдать им должное, прожив жизнь, которую те им дали сполна.

Иногда человек сознательно отказывает «брать» у родителей, тем самым лишая себя той силы, без которой человек не может жить полной жизнью, чувствует себя пустым. Здесь могут быть симптомы:

  • Заболевания
  • Отсутствие энергии
  • Сложности в устройстве отношений, семьи
  • Нахождении своего место в жизни
  • И т.д.

Партнёрские отношения, отношения между мужчиной и женщиной складываются удачно, когда в них существует постоянный обмен «брать — давать». Один даёт, другой в свою очередь возвращает чуть больше того, чем получил сам, побуждая партнёра вернуть долг. Если один перестаёт возвращать, или даёт значительно меньше, отношения затухают.

Чем больше оборот, тем полнее отношения, тем больше радости и удовлетворения они приносят. Такие отношения имеют хорошую перспективу развития. Здесь важно чувствовать меру. Если один из партнёров даёт слишком много (больше, чем ему в состоянии вернуть), отношения имеют возможность перейти в категорию родительско-детских. В этом случае, часто происходит то, что бывает, когда дети вырастают — они уходят от родителей. Человек чувствует это как неспокойную совесть, долг, который нужно вернуть или избавится от него. Эту ситуацию иллюстрирует фраза «Я на него всю жизнь положила, а он ушёл». Женщина заботилась о мужчине, как мать, и в какой то момент, эта ситуация стала для него невыносимой.

Порядки непоколебимы, они существуют за пределами категорий «хорошо-плохо», они бесстрастны. Перед ними можно только смирится. Смирившийся становится свободным. Перед тем, как смирится, человек может сопротивляться, упрекать родителей или предъявлять миру требования. Человек, который противится, станет именно тем, против чего он сопротивляется. Когда мать перекрывает доступ отцу к ребёнку, ребёнок становится таким же, как отец.

Смирение перед судьбой — это согласие, принятие того опыта, который нам нужно приобрести. Чем выше принятие своей судьбы (да, мне этому нужно научиться), тем легче испытания, тогда обстоятельства складываются позитивнее. Это согласие с жизнью такой, какой ты получил её от родителей, это согласие с судьбой, какая мне предопределена.

Баланс между «давать» и «брать». Берт Хеллингер.

Семейно-системная связь и ее последствия

Все члены семейной группы связаны друг с другом. Самой сильной является связь между детьми и их родителями, между братьями и сестрами, между мужем и женой. Особенно сильная связь образуется между лицами, вступившими в систему позже, и теми ее членами, которые уступили им свое место, особенно когда судьба уступивших свое место лиц была очень несчастливой. Например, связь, существующая между первой женой отца, умершей при родах, и его детьми от второго брака. Системная связь между родителями и детьми на родителей воздействует слабее, чем на детей, и еще слабее — связь между лицами, уступившими свое место в семье, и теми, кто занял его, например, между бывшей невестой мужа и его нынешней женой.

Подражание и уравновешивание

Результатом семейных связей является то, что вошедшие в семейную группу позже других и более слабые ее члены стараются удержать более сильных лиц и тех, кто вошел в систему раньше них, пытаясь препятствовать их уходу, то есть смерти, или последовать за ними, если они уже ушли.

Кроме того, системная связь воздействует таким образом, что имеющие преимущество члены семьи желают достичь сходства жизненных ситуаций с теми, кто находится в невыгодном положении, например, здоровые дети хотят судьбы, похожей на судьбу их больных родственников, а ни в чем не виновные дети словно подражают в жизни своим виновным родителям или родственникам. Семейная связь может вести и к тому, что здоровые члены системы чувствуют себя обязанными по отношению к ее больным членам, ни в чем не виноватые — по отношению к виноватым, счастливые — по отношению к несчастливым, живые — по отношению к умершим

В соответствии с этим принципом члены семьи, которые получили от судьбы много выгодных преимуществ, готовы поставить на кон свое здоровье, невиновность, жизнь, счастье и потерять их в пользу здоровья, невиновности, жизни и счастья других членов своей системы. Они лелеют надежду, что таким образом смогут восстановить и обеспечить счастье и жизнь других членов семейной системы, даже если те уже потеряны. В семейных системах наблюдается непреодолимая, основанная на системных связях и исходящей из них любви потребность к уравновешиванию между преимуществом одних и невыгодой других, между невиновностью и счастьем одних и виной и несчастьем других, между здоровьем одних и болезнью других, а также между жизнью одних и смертью других. В соответствии с этой потребностью к уравновешиванию, один член системы хочет стать несчастливым, если кто-то другой из ее членов был или все еще несчастлив. Или же здоровый или ни в чем не виноватый хочет заболеть или стать виновным в той же мере, что и другой. И в случае смерти близкого человека другой член семьи тоже ищет смерти.

Иными словами, внутри этих тесно сплетенных групп наблюдается основанная на связях и уравновешивании попытка уподобиться другим членам семьи и самому участвовать в вине, болезни, судьбе и смерти этих людей, а также попытка заплатить собственным несчастьем за счастье других, собственной болезнью — за исцеление других, собственной виной или искуплением вины другого и собственной смертью — за их жизнь.

Кто принадлежит к семейной системе

Семейная система подразумевает группу людей, связанных друг с другом общей судьбой. Такая группа включает в себя несколько поколений, члены которых могут быть бессознательно сплетенными с судьбой других членов той же системы. Радиус действия какой-либо системы распознается по радиусу действия судеб, приведших к аффективным переплетениям в этой системе. К подобной группе принадлежат, как правило, следующие лица:

  • Ребенок, его родные и сводные братья и сестры, как умершие, так и мертворожденные. Это самый низкий уровень.
  • На следующем уровне находятся родители, их родные и сводные братья и сестры, включая умерших и мертворожденных.
  • Одним уровнем выше находятся родители родителей, иногда кто-нибудь из их родных братьев и сестер и редко — сводных.
  • Иногда тот или иной из прадедов. Но это бывает тоже довольно редко.
  • Из всех упомянутых выше особенно важны те лица, у которых была тяжелая судьба или с которыми другие члены системы обошлись несправедливо (например, при разделении наследства), или же они были изгнаны, отданы в чужие руки, презираемы или забыты.
  • Затем идут (чаще всего это самые важные лица в констелляциях) все те, кто уступил в определенной системе свое место другим членам этой системы, даже если они не являлись их родственниками. Например, женщина или мужчина из прежней связи родителей и прародителей, даже если их уже нет в живых. Отец или мать сводных братьев и сестер также входят в констелляцию. Кроме того, все те люди, потери которых обернулись выгодой для какого-то члена системы. Например, когда кто-либо получил наследство в результате ранней смерти другого члена системы или в результате того, что этот человек был лишен наследства.
  • К системе принадлежат и все те, с которыми обошлись несправедливо и благодаря которым кто-то в ней получил какую-либо прибыль, например, наемные работники. Но это правило действует только в случае действительно огромной несправедливости и ущерба.

Не принадлежат к системе родственники тех лиц, которые вошли в систему путем брака, то есть их дяди, тети, двоюродные братья и сестры.

Некоторые терапевты считают особенно важными тех членов системы, которые все время жили в одной семье с другими ее членами, например, бабушку или тетку. Но в случае переплетений никакой роли не играет то, насколько близко или далеко живет такой родственник. Наоборот, часто один из членов семьи может быть переплетен с судьбой другого ее члена, о котором первый даже никогда и не слышал.

Процесс расстановки

Когда клиент расставляет свою семью, он произвольно выбирает из участников группы представителей, замещающих в расстановке его самого и основных членов его семьи, например, отца, мать, братьев и сестер. Затем, сосредоточившись, пациент расставляет этих лиц в определенном порядке по отношению друг к другу. В результате внезапно обнаруживается нечто удивительное. Дело в том, что в процессе расстановки пациент входит в соприкосновение с определенным знанием, которое до этого было ему недоступным.

Но это только одна сторона проблемы — сторона клиента. Другая сторона состоит в том, что заместители членов семьи, выбранные из присутствующих, спонтанно проявляют чувства и эмоции тех людей, которых они замещают. Иногда у них проявляются и физиологические симптомы. Мне также известно, что некоторые заместители даже слышали, как бы внутри себя, имя того человека, которого они представляли в тот момент. Все это они испытывают как будто по-настоящему, несмотря на то, что не знают абсолютно ничего, кроме того, кого именно из членов семьи они представляют. Выясняется, что при расстановке семей между клиентом и членами его семейной системы действует определенное «знающее силовое поле», позволяющее достичь знания исключительно путем участия в расстановке и без всякого внешнего содействия. Но еще более удивительным является то, что заместители членов семьи, не имеющие никаких связей с этой семьей и действительно ничего не знающие о ней, могут приобщиться к этому знанию и к реальности данной семьи.

То же самое применимо, естественно, и к терапевту, при условии, однако, что не только он сам, но и клиент, и те, кто замещают членов его семьи, готовы без каких-либо намерений и страха, независимо от какой-либо известной терапевтической теории или опыта, открыться по отношению к стремящейся наружу реальности и согласиться с ней такой, какая она есть. В этом и состоит феноменологическая позиция, используемая в методе семейных расстановок. Здесь познание достигается как в результате отказа от каких-либо намерений и страха, так и в результате согласия с реальностью — такой, какой она показывает себя фактически. Без этой феноменологической позиции, без нейтрального взгляда на то, что возникает, т. е. при преувеличении, ослаблении или желании как-то истолковать его, метод расстановки семьи становится лишь поверхностным, легко ведет к ошибкам и теряет свою силу.

Расстановка, как феноменологический путь познания

На пути феноменологического метода познания человек, внутри определенного горизонта, воспринимает многообразие феноменов, не делая между ними выбора и не оценивая их. Следовательно, этот путь познания требует определенной свободы от оценок — как в отношении до сих пор существовавших представлений, так и в отношении всех возникающих душевных проявлений, независимо от того, эмоции ли это, намерения или суждения. Внимание при этом одновременно и сосредоточенно и рассеянно.

Феноменологическая позиция требует напряженной и сознательной готовности к действию, но без его реализации. Таким образом, наша способность и готовность к восприятию повышается до высочайшей степени. Тот, кто выдерживает это напряжение, может наблюдать множество феноменов, существующих в пределах упомянутого горизонта, и неожиданно познает некую связь, некий порядок, некую правду или просто следующий необходимый шаг. Познание такого типа, как правило, ограничено, приходит к нам извне и воспринимается как дар.

Отказ от намерений

Важнейшим условием для подобного вида познания является отсутствие какого бы то ни было намерения. Имеющий намерения вкладывает что-то личное в реальность, желает изменить ее согласно своим уже существующим представлениям и, возможно, хочет воздействовать на других или переубедить их. Но, поступая подобным образом, человек ведет себя так, как будто он имеет преимущество перед реальностью, как будто это она является объектом для него, субъекта, а не наоборот, он является объектом реальности. Только приняв это во внимание, можно понять, какой жертвой является отречение от наших намерений, даже самых позитивных… Впрочем, уже само благоразумие требует от нас подобного отказа, поскольку, как показывает опыт, многое, сделанное даже из лучших побуждений, зачастую не удается. Намерения не являются заменой познания.

Используя этот метод, я осознал самые важные аспекты совести, а именно тот факт, что совесть действует как системный орган равновесия, с помощью которого мы в состоянии немедленно почувствовать, живем ли мы в согласии с нашей системой или нет, то есть сохраняют ли и обеспечивают ли наши действия принадлежность к системе нашей группы, не подвергают ли они ее опасности и не упраздняют ли ее. «Иметь спокойную совесть» в таком случае значит только одно: я уверен, что я еще принадлежу к моей системе. А «неспокойная совесть» означает риск, что мне больше не может быть позволено принадлежать к этой системе. Следовательно, совесть не связана с какими-то абсолютными, общими законами и истинами; она относительна и меняется от группы к группе.

Подобным же путем я пришел и к тому, что совесть реагирует совершенно по-другому, когда речь идет не о праве на принадлежность к системе, а о равновесии между количеством того, что индивидуум «отдал» другим членам в своей системе, и тем, что он «получил» от них. Кроме того, совесть реагирует по-другому тогда, когда она охраняет порядки совместной жизни в рамках личных отношений. Каждая из этих функций совести руководствуется и осуществляется разными чувствами невиновности и вины.

Но самым важным из обнаруженных мною аспектов совести является то, что существует разница между осознаваемой и скрытой, то есть бессознательной, совестью. В самом деле, когда мы следуем осознаваемой совести, то нарушаем правила скрытой совести и, несмотря на то, что согласно осознаваемой совести мы ощущаем себя невиновными, скрытая совесть наказывает подобное поведение, как будто мы все же виноваты.

Конфликт между этими двумя типами совести — основа всех семейных трагедий. Такой конфликт ведет к трагическим переплетениям, которые являются причиной серьезных болезней, несчастных случаев и самоубийств в семьях. Этот же конфликт приводит к целому ряду трагедий в отношениях между мужчиной и женщиной — например, когда отношения между партнерами разрушаются, несмотря на существующую между ними сильную взаимную любовь.