Трудные дети — особенно исполнены любовью…

трудные детиВы задумывались о том, почему в одних семьях все успешны и счастливы, а в других — бесконечные болезни и проблемы? Почему болезни, несчастные случаи, разводы и одиночество так часто переходят от родителей к детям? Почему в одной семье у одних и тех же родителей, при одном и том же воспитании, характеры и судьбы детей складываются по разному?

Дело в том, что от своих родителей, а также бабушек и дедушек и более далеких предков дети получают в наследство не только гены, внешность, черты характера, предрасположенность к определенным заболеваниям, но и семейные сценарии, которые передаются из поколения в поколение.

Все мы, хотим того или нет, включены в систему семьи, рода и все, что с ними связано. Это поддерживает, дает силу. Но часто сложности в жизни детей, такие как болезни, несчастные случаи, неуправляемое поведение, сложная адаптация в социуме, повышенная агрессивность или гиперактивность, различные виды зависимостей, напрямую связаны с тем, что произошло в нашем роде или происходит в семье.

У всех этих проблем может быть одна причина — нарушенный системный порядок в семье. Напомню, что в системе семьи/рода есть несколько уровней, и каждый человек имеет свое определенное место в этой иерархии. На самом нижнем уровне находятся дети, на следующем — родители, братья и сестры родителей, бывшие партнеры родителей; еще выше родители родителей и их партнеры и т. д.

А теперь представьте такую распространенную ситуацию — родители в конфликте. И даже если разборки происходят «за закрытыми дверями», ребенок все равно все чувствует… Может быть не осознает, но реагирует!

И что ему делать? Ведь он любит и маму и папу! И ребенок из своей любви к ОБОИМ родителям находит хороший выход: он начинает часто болеть, или становится не управляемым, или с ним постоянно что-то происходит. При этом ребенок не думает о себе и своей жизни, он думает как помочь родителям. При этом ребенок может сам страдать, но ему все равно. Вот ребенок и попал в ловушку, или в переплетение. То есть, ребенок нарушил иерархический порядок и «влез» на уровень родителей, взял не свое.

Ситуация усугубляется, если кто-то из родителей посылает сообщение, вербально или не вербально, что тот, другой родитель, — плохой. Например, если отец алкоголик, то мать боится, что сын станет таким же. Чтобы не втягивать ребенка, она должна сказать сыну «Ты вправе взять все, что даю тебе я, ты вправе взять все, что дает тебе твой отец, ты можешь стать таким как я, а можешь стать таким как отец, а можешь пойти своим путем. Я соглашусь если ты станешь таким же как твой отец».

При нарушении порядка дети входят в роль родителей для своих родителей. Дети не могут этому сопротивляться. Тогда они присваивают себе права, которых не имеют, за что потом сами себя наказывают, притянув, например, какой-нибудь несчастный случай.

Кстати, если мать отвергает собственную мать, то одного из своих детей она отвергает точно также. Те чувства, которые родитель испытывает по отношению к своим родителям, он испытывает потом по отношению к своему ребенку, и тогда ребенок не может быть ребенком, он оказывается в роли одного из родителей и начинает их учить как им жить и что делать. Так же часто бывает, что родитель не взял что-то от своих родителей или от жизни и хочет получить это от ребенка. Это выглядит так как будто родитель ДАЕТ ПОРУЧЕНИЕ ребенку. Но при этом не учитывает возможности ребенка. Может ли он это выдержать?

Например, мама в свое время не освоила английский язык и теперь хочет, чтобы сын учил английский, а у ребенка может не быть способностей. Но он не может противостоять и начинает «халтурить», забывать. При этом он испытывает чувство вины, и чтобы не чувствовать этого начинает отстранятся от родителя или выражать агрессию. Или ребенок становится доверенным лицом одного из родителей: ему жалуются, рассказывают об интимным отношениях, о связях с другими партнерами, дают почитать любовные письма и т. д.

Важно также осознавать родителям то, что изначально ребенок пользуется всем опытом накопленным в семейной системе. При рождении этот опыт уже «впечатан» в него. И в течение своих первых лет ребенок примеряет на себя разные семейные модели. И здесь самое важное — реакция родителей. От родительской реакции зависит то, какие модели «приживутся». Неосознанно демонстрируя «трудное» поведение, ребенок всего навсего проявляет лишь то, что есть в системе и то, что может быть не в порядке, то на что нужно обратить внимание. Например малыш, которому всего 2 года из всех сил лупит собачку лопаточкой по голове, проявляя не адекватную для этой ситуации агрессию. Вот две родительские реакции:

  1. Наказать, начать увещевать, стыдить, отчитывать, кричать, угрожать, проигнорировать. Все это не эффективные реакции. Что понял малыш? Чему научился?
  2. Использовать системное мышление: воспринять как знак, что в системе что-то не в порядке. Можно задать себе такие вопросы: «Чья это агрессия?», «Кто обижен на самом деле и злится?», «Как я обхожусь с чувством злости сама? Как я его проявляю?» А малышу твердо, но мягко, с любовью сказать «Нельзя. Это больно».

«…самым важным элементом моего подхода является осознание того, что за любым поведением, даже тем, которое кажется вам странным, стоит любовь…» (Б. Хеллингер)

ОСНОВНАЯ ДВИЖУЩАЯ СИЛА ЖИЗНИ — энергетический поток любви, идущий от начала рода через родителей к детям, и движущийся только вперед. Любовь — топливо для жизни, энергия Души. Вследствии нарушений, этот поток как бы поворачивает вспять, можно сказать останавливается. Происходит утрата любви, а жизнь, отягощается сложностями, проблемами, нездоровьем.

«Как дерево не выбирает, где ему расти, и на широком поле разви­вается иначе, чем в лесу, а в защищенной долине не так, как на неза­щищенной вершине, так и ребенок, не задавая вопросов, входит в свою первую группу. Он предан ей с такой силой и последовательно­стью, которые сравнить можно разве лишь с чеканкой. Эта привя­занность переживается ребенком как любовь и как счастье вне зави­симости от того, даст ли ему эта группа возможность процветать или он обречен в ней зачахнуть, как не важно и то, кто его родители. Ре­бенок знает, что тут его место, и это знание и эта привязанность и есть любовь. Это любовь изначальная». (Берт Хеллингер)

Ребенок думает, что его любовь всесильна. Видя как что-то обременяет мать и отца, ребенку кажется, что он может их спасти! Это магическая любовь ребенка. Например, в семье, где женщина осталась одна с ребенком и решила жить ради него, то есть принесла себя в жертву, и всегда любила говорить об этом, ребенок чувствует себя обязанным всегда оставаться рядом с матерью. Либо он ставит крест на своей жизни, либо устраивает ее позднее, после смерти матери.

Основная потребность ребенка любить и показать эту любовь. А родители должны позволять это делать. Если родители не позволяют или не могут, то тогда невыраженная детская любовь превращается в обиду, злость, печаль и другие ослабляющие чувства и принимает странные формы, а родители начинают думать, что у них «трудный ребенок».

Трудные дети — особенно исполнены любовью. Когда ребёнок плохо учится, болеет, не слушается, встречаются динамики, когда ребёнок «уходит» вслед за кем-то или вместо кого-то. Он делает это с любовь. Ребенок не держится за жизнь любой ценой, потому что смерть является частью жизни. Его душа с радостью идёт на эту жертву, хоть это и бессмысленно.

Случается так, что кого-то забывают, тогда кто-то позднее должен представить его неосознанно — это переплетение. Трудный ребёнок смотрит на кого-то исключённого и своим поведением или нездоровьем заставляет вспоминать о нём. В расстановке мы можем увидеть, на кого смотрит ребёнок. Разрешая это, ребёнок меняется. Ему больше не нужно быть «трудным»…

Исследовать пространство детско/родительских отношений целиком можно на программе «Такая разная любовь».

Системный подход позволяет увидеть всю историю отношений целиком, что уже само по себе является мощным импульсом для желаемых изменений. (Татьяна Федина).