Чем вредна системная расстановка

Я чувствую, что меня обманывают. Вот только не пойму как именно, — сказал директор некой фирмы, увидев, как абсолютно ему незнакомые люди передвигаются по залу и говорят что-то чересчур похожее на правду. Пока он именами своих сотрудников называл этих людей и расставлял их на пятачке, ограниченном стульями, он с пониманием улыбался: «Я столько раз участвовал в различных играх. Давайте сыграем. Я вам объясню, что тут не так». Но по мере того, как в центре зала развивались действия, постепенно выражение его лица менялось. Таяла победоносная уверенность, проявлялись озадаченность и растерянность.

Как эти люди, встреченные им впервые в жизни, узнали об ощущениях и взаимоотношениях его сотрудников такие подробности. Ведь даже при помощи шпионажа (на который не было ни средств, ни времени) нельзя так много узнать, вплоть до скрытых характерных черт и интимных подробностей их личной жизни. По его признанию, он никак не мог понять, как участники данной группы выучили все до единой роли, а ведь он сам их в произвольном порядке назначал.

Назначение
Заказчик расстановки дает имя кого-то из своей системы (или объект внутренней структуры) любому выбранному им участнику группы.

Не найдя ответа, у него зажглось детское любопытство: «а еще скажите-ка…». Пришлось его остановить и напомнить, по какому же вопросу он изначально пришел.

Этот человек прошел ряд типичных стадий для ознакомления с системно-феноменологическим методом Берта Хеллингера, с легкой руки переводчицы И. Беляковой получившим название на территории СНГ Семейная Системная расстановка или Системная Расстановка, т.к. сам метод вышел уже за границы семейной терапии.

Вот приблизительная последовательность таких стадий:

1 Недоверие.

2 Стремление разоблачить (разобраться).

3 Удивление, переходящее в изумление: «откуда они это знают?».

4 Недоумение, растерянность, тупик, смущение (порой страх, стыд).

5 Радость при виде решения, надежда на будущее, облегчение.

6 Ожидание чуда.

7 «Это настолько просто — хочу все и побольше».

Кто-нибудь сможет пройти все стадии, кто-нибудь часть из них. Некоторые стадии слишком быстро промелькнут, на других же человек надолго застрянет. Но обобщенный алгоритм примерно такой. И недоверие подчас может оказаться перспективнее, чем оптимизм с избытком в стремлении воплотить любое желание. Легкомысленное отношение к тому, в чем заключена дивная сила, не изученная и в малой толике, может навредить больше, чем желаемая польза.

Это не просто метод, он показывает людям, как действует феноменология. Никаких умопомрачительных рассуждений и загадочных слов — просто назвал и поставил. И вот тебе информация! Это смущает, восхищает, вызывает негодование, удивляет, шокирует, но практически никого не оставляет равнодушным. Поэтому количество желающих использовать данный метод либо в качестве заказчика, либо специалиста молниеносно растет. Только 5 лет назад в сети Интернет можно было увидеть о посещении Москвы Хеллингером 2-3 упоминания. На сегодняшний день 29 тысяч страниц с обсуждениями и предложениями услуг. Книги Хеллингера и многих других специалистов по системной терапии можно найти в любом отделе психологической литературы.

Из-за массовой наполненности различных ресурсов и такого числа публикаций, мы не станем подробно описывать то, что и так уже было многократно описано. Мы советуем подойти с неожиданной стороны и изучить метод со всей искренностью, принадлежащий изначально ему самому. Но мы думаем, что проблемная постановка данного вопроса приведет к расширению горизонтов, открытию новых направлений и углублению понимания. Это является нашей главной задачей в продвижении данного метода. При всем почтении и уважении к основоположникам.

Следовательно, давайте изучим несколько наиболее спорных вопросов, которые возможно могут возникнуть у недоверчивых и вдумчивых наблюдателей, и без рекламно-радостных возгласов, постараемся на них искренне ответить.

Природа данного явления не обладает научной базой.

И это в самом деле так. Опуская такие теоретизирования на темы: Вернадский — ноосфера, Юнг — коллективное бессознательное, Фрейд — подсознание, Эйнштейн — квантовая физика, — все, что можно предложить логике нашего ума, посмотрим просто взглядом стороннего наблюдателя на происходящее. Обычные люди, ничем не отмеченные, просто нарекаются именами. К примеру, «ты — моя бабушка» (это не имитация, не ролевая игра и не дублирование, хотя, вполне возможно, как групповая работа психодрама могла вдохновить Б. Хеллингера как раз на такую форму).

После назначения, люди (заместители), просто расставляются в зале. Потом эти люди начинают переживать и чувствовать принадлежащее не им, а чужой системе. Они не находятся под гипнозом, абсолютно четко себя осознают, но при этом действительно чувствуют что-то другое: отношения, чувства, события, связи, которых они до этого не знали. Как и откуда берется в них информация? Самое важное, почему можно верить этой информации?

«Общая душа» — это слова основателя метода Б. Хеллингера. Это не объясняет ничего, помимо того, что многого мы не знаем. Поэтому метод называется феноменологическим.

Феноменология
Беспредпосылочное описание опыта познающего сознания и выделение в нем сущностных, идеальных черт.

Так что же такое этот опыт познающего сознания? Вопрос все равно остается открытым: почему можно этому верить? И есть ли гарантия того, что слова, следующие после правды, тоже правдивы? Пилат спросил: «Что есть истина?». Не получив ответа, умыл руки. А для простого человека его «Я» остается главным. Или я верю, или нет. Это и не религия. Это больше похоже на веру, которая основана на экзистенциальном опыте, вследствие чего, она нерушима. Я верю в это, т. к. мой опыт личного переживания утверждает это раз за разом. Я убеждаюсь в том, что чувствую ЧТО-ТО уникальное, и я могу наблюдать это. Вместе с тем, мне говорят, что это мне не принадлежит, и это меня успокаивает. Я все что угодно могу переживать без опаски, т.к. это «не мое». Уверенности еще больше придает то, что мой собственный опыт подтверждается похожими переживаниями людей, находящихся рядом со мной.

Хорошо, а если это все внушение? Секта? Массовый гипноз? Я верю своим переживаниям, но и другие под гипнозом верят. Хотя, после того, как человек вышел из гипнотического транса, он не помнит, что происходило с ним, а мое сознание отчетливо и ярко все сохраняет. Я не перестал быть самим собой, я расширил собственное представление об окружающем меня мире и о своих возможностях. Более того, я вдруг осознаю, что могу чувствовать это и вне семинара, без ведущего и группы. По идее я могу чувствовать эмоции и состояния людей, с которыми общаюсь. И я это всегда умел, но до этого времени не обращал внимания. Да, существует много историй, когда кто-то чувствовал происходящее с близкими на больших расстояниях. Как оказалось, можно чувствовать фактически любого человека, а не только близкого. К примеру, двое человек рядом со мной беседуют, улыбаются. А я ощущаю напряжение. Подходит сотрудница с подносом, а я ощущаю переживание ребенка перед своими родителями. Это не миф, это реальность.

Но остается вопрос: до какой степени я могу самому себе доверять, когда ощущаю другого человека? Насколько мне можно верить каждому заместителю в отдельности в каждом определенном случае?

Вред 1-й: мысли заместителей, вернее их домыслы.

Чувства правдивы, но «мысль изреченная есть ложь». Делать выводы может тот, кто видит и наблюдает всю систему целиком. Выводы какого-то отдельного заместителя бессмысленны и даже вредны. Эти выводы могут исходить, да и исходят обычно, из способа мышления, ценностей и мировоззрения именно этой личности, человека. Для правильной картины нужно, чтобы сама личность отсутствовала, и к нам поступала бы информация о состоянии и отношениях объекта к каким-то иным объектам в чистом виде (хотя, если по справедливости, информацию в идеально-чистом виде мы получить не можем, при сегодняшнем состоянии человека, как канала информации. Поэтому, говоря о чистоте, мы подразумеваем информацию, которая максимально свободна от оценочного влияния личности.), без искажений выводами и оценкой. Заместителей, чересчур много говорящих (чаще всего, самоутверждающихся в этом), нужно обучать давать правильную информацию, или же менять их на тех, кто в состоянии не думать, а наблюдать за чувством и чувствовать. К домыслам можно добавить и показательные эмоции «на публику». Все перечисленные попытки перетянуть все одеяло на себя, в расстановочном процессе показать себя главным, могут перечеркнуть работу всей остальной группы.

Итак, мы убедились в реальности метода, т.е. при помощи этого метода можно получить о системе человека уникальную информацию, при условии правильного ведения работы с заместителями. Но тут возникает другой вопрос.

На самом ли деле, это все полезно для заказчика?

Существует несколько вариантов такого вопроса: это все не работает. Это не так работает. Возможно это опасно. Возможно это полезно, но и опасно. И чего в этом случае больше? Пользы или вреда?

Нам поступила информация от заместителей в расставленной здесь и сейчас системе. Клиент (заказчик), увидев, что в действительности там происходит, почти всегда задает вопрос: «Что мне с этим делать?». В сущности, он и пришел потому, что желает «с этим» что-то сделать. И вот здесь появляется огромное количество вопросов, начиная от «есть ли у нас право вмешиваться?» до «почему все именно так?».

Если брать политику невмешательства в общем, то в действительности нельзя жить в данном мире, не вмешиваясь в него. Мы уже при рождении вмешались. И каждая наша мысль, каждый шаг, каждый выбор, сделанный нами — это наше вмешательство в мир, в окружающую нас систему, вернее наше с миром взаимодействие. Метаболизм с окружающей нас средой — это условие самой жизни. Попытки влияния на ход истории и событий, попытки изменить на более комфортное пространство вокруг нас, были всегда присущи человечеству и человеку. И чтобы улучшить отношения в личной жизни, люди стараются наказывать или угождать, чтобы исправить что-то в теле, идут к врачам, чтобы воздействовать на духовную сторону своей жизни — читают аффирмации, молитвы, покоряют вершины и посещают тренинги. И может быть не случайно то, что нам сейчас открылся такой необъяснимый метод? Это следующий наш шаг в нашем с миром взаимодействии. Тогда нужно научиться правильно это делать. А что же такое правильно? И чем опасно неосторожное воздействие?

Не видевшим фильм «Эффект бабочки» рекомендуем посмотреть его как учебное пособие на тему взламывания мирового порядка. В фильме герой все время стремился исправить ситуацию, сделать все лучше. И чем дальше, тем последствия были ужаснее. Режиссерская версия фильма особенно гениальна, но ее отверг Голливуд (у продюсеров не хватило видения). В ней выход заключался в том, что герой не должен был вообще родиться, т.к. его рождение — это мечта родителей, которые преодолели табу высшей системы.

А как проявляется «Эффект бабочки» в жизни? Вы вырезали папиллому, а спустя 10 лет вам ставят тяжелейший диагноз. Для близкого человека вы попросили непреходящего счастья, и вдруг он умирает в аварии. Вы помолились с группой за страну, а на другом полушарии упали 2 небоскреба. Совпадения?

Здесь, на расстановке, вы спасаете умирающего ребенка. А кого через 20 лет получит мир в его лице? Плохо вы сделали или хорошо? В данный момент мама ребенка рада, и это хорошо. Но что если вы дали жизнь новому диктатору? И опять — это плохо или хорошо?

Может будет лучше вообще никуда не вмешиваться, ни к чему не прикасаться и ничего не трогать? К сожалению, вы не знаете каковы последствия вашего неделания. Отказ от того, что ты мог бы сделать, но побоялся — это тоже действие.

Получается, нам предназначено взаимодействовать и жить с системой, и каким-то образом вмешиваться в нее, творя что-то худшее или лучшее, или просто что-то иное. А что в это взаимодействие привносит метод Хеллингера? Не возрастает ли из-за него опасность?

Ответ прост: если метод эффективен, то может и навредить. Если же метод безопасен, то он не эффективен. Т.к. мы не в силах объяснить эффект ни с какой стороны, до конца не зная, где минус, где плюс, делая выводы с высоты нынешних своих пониманий, даже считая их довольно высокими.

Действительно, насколько мы обладаем правом наводить порядки (одна из 1-х книг по системной расстановке Б. Хеллингера «Порядки любви») там, где их нарушали не мы? И кто определил, какой порядок является правильным? Почему нужно в этом прислушиваться к Хеллингеру, наводящему на многих читателей ужас своими слишком радикальными фразами? В «MitderSeelegehen», 2001 г., он говорит, что еврейский народ обретет только тогда мир с арабскими соседями, со всем миром и самим собой, когда абсолютно каждый еврей помолиться за упокой души А. Гитлера. Хеллингера за это высказывание назвали фашистом. В книге Г. Вебера «Кризисы любви. Системная психотерапия Берта Хеллингера» сказано, что муж это только громоотвод, он втянут в динамику, т.к. они действуют все вместе против него — это относилось к теме инцеста между дочерью и отцом. И вообще, по Хеллингеру, в инцесте виновата мать. А первая жена намного важнее, чем нынешняя. И в семье младший ребенок важен меньше всего. А за зло нужно отвечать злом. И у убийцы находится сила, он — первый, кого в свое сердце нужно принять. Ужас, что же это за такие бесчеловечные порядки? Может быть, наш мир сошел с ума, принимая на «ура» данного немца с надуманными им правилами?

Но видевшие Б. Хеллингера, не ужасаются им, а восхищаются. Почему? Опять гипноз? Как написано в интернете: человек пришел посмотреть, его и завербовали? А может все дело в том, что его метод — это не теория? Тщетно пытаться описать во всей полноте таинство столкновения с запредельным, с тем, что за границами обыденных представлений.

И зачастую фразы у Хеллингера звучат провокационно, т. к. именно с помощью провокации можно выявить противоречие, которое живет внутри человека, пережить то, что раньше не принималось и обнаружить, что стал понимать иначе, чувствовать глубже и видеть больше. Решение парадокса, осознание противоречия — это и является решением в кризисной ситуации. Настоящее принятие — это умение принимать совершенно противоположные мнения. Когда человек перешагивает свои личные ограничивающие рамки, он поднимается на уровень выше, где ему открывается что-то, что соединяет противоречивые части, общая идея, названная Хеллингером энергией любви. Возможно, столько людей следует его методу, т.к. все устремлены к одному? К любви. И людей, переживших море любви в месте разрешения конфликта, течение энергии жизни, много лет заблокированной, «неправильными фразами» не запугать. Тем более, такие фразы зачастую вырываются их контекста, а общая идея так и остается непонятной.

Только бы поклонники Б. Хеллингера его живой поток Духа не канонизировали в мертвый сборник правил. Момент истины живет лишь один момент. В следующий момент — это уж не истина.

И все таки… всемогущими нас не делает и это понимание. Не дает шанса получить, ожидаемое нами с высоты своей муравьиной значимости. Но что нам это дает? Ведь сколько бы мы тут непонаписали, заказчик хочет решения и ищет чуда! «Любовь? Ладно, давайте любовь! Я не против!». А что же потом с тобой будет? «Все будет ОК!». Однако, мы никогда заранее не знаем, какой эффект бабочки получим. Система все время меняется так, как возможно и должна. Только одно мы действительно можем, благодаря гениальному открытию Хеллингера — получать от заместителей системную информацию — увидеть проблемную область и найти точку напряжения. И то только, если обнаружили эту зону правильно и нашли нужную точку. Если это удалось без потери энергии и информации, то можете сделать лишь одно движение — как переводящий стрелку стрелочник. Один взгляд, фраза, истина именно в этом моменте — и паровоз переходит на иной путь. А что ожидает на этом пути? Хоть расстановка и системна, но увидеть вы сможете всего часть системы.

Вред 2-й. Системная расстановка действительно вносит в жизнь изменения и вам приходится сталкиваться лицом к лицу с тем, чего вы не знаете!

Если бы мы избегали этого всегда, то не шли на новое место работы, не рождались бы и не рожали. Жизнь — это встреча с чем-то, чего я не знаю (смерть тоже). И когда человек, убежденный в том, что его не устраивает то, что он делал раньше и что там он находиться больше не может, желает что-то изменить, то в таком случае к встрече с неизвестным он готов. И этот сигнал — вперед, пора — есть только у него внутри. Если это можно осуществить не вслепую, а при помощи метода, помогающему преодолеть препятствия осознанно, дающего видения больше, то почему бы им не воспользоваться?

И правда, почему? Почему в людях сопротивление изменениям так сильно? Они защищают себя, знакомых и привычных себе, от нового «Я», возможно опасного. Это защита от собственной «тени», табу смотреть на темную сторону луны.

Преодоление барьеров внутри связано с теми спрятанными глубоко травмами и тайнами, хранимыми человеком за 7-ю печатями. Дабы освободиться от того, что держит, надо взглянуть своему страху и подавленному чувству в глаза. Более того, мы предлагаем человеку заново пережить его прошлое, что бы ни оказалось там: кошмар, унижение, стыд, ненависть, боль. Это задание само по себе не из легких, но сверху, вдобавок, наваливаются соц. запреты. Большинство людей привыкли контролировать свои эмоции и подавлять чувства. Непосредственный всплеск эмоции на глазах у окружающих — это уже подвиг. И даже на семинаре решившись на это, после семинара, в привычной жизни человек может ощущать себя растерянным — он уже не в силах носить старую маску, но и непосредственно себя вести не умеет.

Смена окружения — еще одно из проявлений таких изменений. Старые, казавшиеся незаменимыми и неизменными, друзья могут вас бросить, или вы их оставите, т. к. уже не интересно играть в прежние игры. Может также измениться семейное положение, притом, в любую сторону. Возможно вы окажетесь ввергнутыми в полосу отчуждения или в кипение страстей. И это все не всегда рождает восторг, хотя в будущем направление изменений возможно позитивно, но стресс пережить приходится сейчас.

Вред 3-й. Системная расстановка выявляет скрытые чувства. И приходится потом с этим жить.

Приходится прекратить быть роботом и вернуться к жизни, где существует восторг и страдания, радость и боль.

Такой внезапный переход не только заказчика пугает. Вообразите, что расстановку проводите именно вы и ваш клиент при виде открывшейся картины впадает в истерику. Что при этом вы испытаете? Нормальная эмпатия человека возможно приведет к тому, что близким к истерике окажетесь и вы. Тогда ведущий ничего уже не ведет, никем процесс не наблюдается и в каком тупике оказались все никому не ясно. Или же вы захотите ему помочь, облегчить страдания, утешить, объяснив, что не так все страшно? Тогда вы уведете человека от решения, выступив в роли спасателя и его утвердив в роли жертвы. Сам заказчик уверяется в том, что проблема его так тяжела, что не под силу никому, просто не решаема.

Нам случалось слышать точки зрения заслуженных специалистов о том, что не нужно разрешать испытывать клиенту чересчур тяжелые эмоции. Но каким образом ведущий сможет измерить тяжесть эмоций? По какому праву он берет на себя решение степени меры допуска и эмоциональной тяжести? При таком подходе нужно не выискивать точки напряжения, а старательно их обходить, дабы избежать внезапного взрыва. Тогда часами можно наблюдать за бесцельным хождением по залу заместителей. Группа, дошедшая до изнеможения, не может уже ни выдавать информацию, ни реагировать, ни ощущать реальные переживания. А заказчик любому завершению рад и чувствует облегчение уже поэтому. Очень долго мучились и есть надежда на то, что что-то получилось. Но в таком случае, что это было? В чем заключается смысл такого длительного процесса? Если сам узел не развязан, то нет решения.

Еще более интересен частичный вход в пространство проблемы. Шагнул 3 раза навстречу препятствию — остановись. Через месяц сделаешь остальное. Может быть, кому-то очень важно воспринимать себя настолько могущественным и проницательным, и считать, что ему под силу контролировать процессы энергетического течения и регулировать их, как и в газопроводе подачу газа. Но в чем же истинный смысл этого контроля? Чего боится сам расстановщик?

В одном рассказе, научно-фантастическом, была беседа 2-х пришельцев, где один спрашивает: почему люди нервные такие. На что другой отвечает: они думают, что могут все, и постоянно боятся того, что у них не получится.

Существует еще также термин — экология. Насколько изменения экологичны после вмешательства в живую систему при помощи специалиста? Фактически, они не экологичны вообще, при любой степени вмешательства. Эффект бабочки: хватает самого незначительного воздействия для получения непредсказуемого, разрушительной силы результата.

При этом, т.к. наставники и другие дипломированные знатоки людских душ существуют, то и они часть системы, а значит изначально экологичны.

Дзен-мастера своих учеников, желающих просветлеть, били палкой. Ученик мог умереть или просветлеть. В тех кругах это считалось экологичным, и до сих пор никто не оспорил это.

Врачи за страданиями пациентов после перенесенной операции наблюдают без содрогания. Считается, что это экологично и нормально. А наркоманам и подавно предлагают пройти по время лечения через дикие муки, и в процессе выздоровления ломка тоже считается экологичной.

Как можно подсчитать окупаемость пережитых страданий и приложенных душевных сил? Какой именно результат мы посчитаем правильным? И как измерим вред и пользу от него?

Ответственность за результат и разделение ответственности.

Насколько и кому человек себя любимого доверяет? Что ищет, обращаясь за помощью?

Как говорилось выше, без риска не будет эффективного решения. Ища безопасность, не надейся на эффект. Напомним, что опасность заключается в инверсии качества жизни. И поэтому есть 2 большие разницы. Или играем в игры: веселые, психологические, умные и разные, только бы безопасные. Или ответственно решаем следовать в неизвестное будущее, если даже страшно и не очень комфортно. Мы не даем оценку, какой из вариантов правильный. Дело не в стремлении преодолеть трудности, а в том, что для каждого значимо что-то свое. Игра может будет серьезной и сложной, а само решение шагнуть в реальность окажется вдруг приятным и легким, или наоборот. Но есть всегда немаловажное различие: кто-то выбирает встречу с жизнью, а кто-то игру.

Для ищущего игру, есть опасность встречи с расстановщиком, который толкнет его на встречу с реальностью. Встреча с чем-то, чего человек не хотел видеть и не собирался, будет подобна смертельному удару палкой. Не готов к просветлению — получай психологическую травму.

Для ищущего реальное решение, существует опасность напороться на расстановщика, вроде бы показывающего истину, но избегающего при этом встречи с ней лицом к лицу. И воображаемый уход от опасности может в действительности обернуться вредом. Человек искал уже ответ, а значит, внутренне знал, как это важно. Он был близко и не смог получить его. В следующий раз он может столкнуться с тайной в реальной жизни, не особо церемонящейся в способах воздействия. И удары бывают неприятными, а иногда и непоправимыми. Часто жизнь не дает нам второго шанса, и обучает совсем неэкологично.

К примеру. Сын умирает следом за отцом, которого вовремя не смог принять.

Женщина из 2-х решений: жить счастливо или следовать за больной мамой, выбрала осознанно второй вариант, и ее не стало через полгода.

Есть еще примеры. Мужчина в возрасте «за 40» 5 лет назад пришел с запросом «жить не хочу», и как показала расстановка, он действительно уходил. Интервенции и разные попытки повернуть мужчину к жизни были безрезультатны. Тогда Зелинский А. В. (ведущий) просто показал ему, что происходило, а после предложил пойти домой и составить завещание. Это было тяжелым решением и для клиента, и для ведущего. И только лишь то, что клиент сам поверил в серьезность ситуации, помогло развернуться системе на 180 градусов. Этот человек жив и все для него поменялось. Но в момент расстановки никто никаких гарантий дать не мог.

Все изменилось и для 4-летней девочки. Ее мама прибежала прямо с криком о помощи. 2 недели ребенок находился в реанимации. Врачи не в силах были помочь. Вместо дежурства у постели дочери, мать пришла на расстановку, и там поклонилась своим семерым не родившимся сестрам и братьям. Это было тем решением, в которое женщина поверила. Заместителю дочери она сказала: «Спасибо, за то, что ты их мне показала. Ты все правильно сделала». Через четверть часа после данной фразы, в реанимации, на другом конце города, ее дочь открыла глаза и попросила конфету. Из больницы ее выписали через 2 дня.

Не по силам подсчитать все поразительные истории, и каждая уникальна. Опыт показывает нам, что мы не можем управлять смертью или жизнью. По большому счету, мы не управляем ничем, но нет иного правильного действия, кроме открыто посмотреть реальности в глаза, признать истину в той точке напряжения, где в яркой вспышке осознания она рождается. Что последует после этого, куда система повернется? Это не от нас зависит. Наша задача быть для заказчика проводником в реальность, признавать любой выбор с уважением и двигаться совместно с энергией системы заказчика.

И снова мы перекликаемся с темой интервенции в жизнь и этикой данного вопроса. Нет не вмешивающихся людей. Но часть так страшатся столкновения с жизнью, что для этого ищут специальные разрешения, оставаясь будто бы в безопасности. Однако, от нанесения вреда или неделания пользы ни сертификат, ни диплом не дают гарантии. Может только индульгенцию, причем социальную, а не духовную.

Сертификат — это ни плохо, ни хорошо. Но остается вопрос выбора специалиста.

Булгаков в «Мастере и Маргарите» пишет, что для того, чтобы убедиться, что Достоевский писатель, не обязательно спрашивать у него удостоверение.

Вероятно, Булгаков прав. Для определения писателя нужно только прочитать то, что он пишет. Чтобы узнать можешь ли ты довериться специалисту, нужно посмотреть, как он работает. Нет объективного правила, только одного правильного критерия. Зависит все от того, чего именно ищет ваша душа сейчас, на каком отрезке своего пути находитесь (готовы к чему-то серьезному или можете себе позволить играть), из чего надо выбирать и что внутренний голос вам подскажет. Ответственность заказчика при этом в том, кого себе в расстановщики (помощники по Хеллингеру) он выберет и как он воспримет результат. Ответственность за проведение самого процесса целиком лежит на ведущем.

Вред 4-й. Отсутствие критериев верного выбора.

Зависимость результата от условий реализации системной расстановки: обстоятельства, время, специалист.

Вред 5-й. В этом методе ничего четко определенного нет.

Любая попытка феноменологический метод довести до схематических операций не только может свести все преимущества на нет, но и причинить вред.

К примеру, следовать за системой — правило, фактически аксиома, очень будто бы правильное, что выше мы с готовностью поддерживали. У Хеллингера есть хорошая мысль о том, что, где истина, там течет энергия. И вот у многих расстановщиков наблюдается тенденция: они предлагают заместителям из их точки системы произвести интервенцию, т.е. просят их сказать то, что бы они хотели сказать той фигуре (объекту). Тут происходит замена истины людскими заблуждениями и у расстановщика попытка спрятаться под маской следования от ответственности. Только они не за энергией системы следуют, а за усилением проблемы, озвученной заместителями. Какой же смысл в данном системном методе, если само решение ищут изнутри проблемы? И так заказчик находится там. Более того, в мыслях заместителей не только не присутствует истина, там есть еще и домысливания. В результате есть опасность в получении воображаемого решения, которое многократно подтвердит и утвердит нынешнее положение вещей, тем самым усилив скрытое происхождение проблемного состояния.

Бесполезны также попытки выучить наизусть и составить каталог разрешающий фраз, отыскать схему абсолютно правильных действий на все случаи жизни.

Ответственность и задача ведущего — быть вне системы и над ней, в то же время ощущая течение ее энергии. Эта роль не пассивная. Ей необходимо быть ненавязчиво активной в восприятии и наблюдении. И, весьма важный для профессионализма ведущего, его опыт не должен никогда мешать прямому восприятию из положения «незнания». Для нахождения в таком положении недостаточно иметь дипломы, амбиции и желание. Нужны тренировки, практические и постоянные.

Использование метода Хеллингера так естественно и просто, что он все неудержимее и шире входит в повседневную жизнь. Невозможно остановить этот поток. Источнику нет нужды спрашивать пути. Сколько бы не ставили ограничений и запрещений на его пути, как бы не пытались его схватить и стать единственным владельцем воды, все равно он избирает собственные дороги, просачивается и растекается. И предостерегающие крики о необходимости спросить разрешение откуда пить и где течь, вызваны скорее стремлением сосредоточить на себе финансы и власть, или боязнью их потерять.

Иногда мы переоцениваем возможности собственных знаний. Всегда система сильнее и мудрее наших безрассудств, предосторожностей и желаний. Как в личном, частном случае, так и в развитии глобальном, к примеру, метода Хеллингера, уже даже не спрашивающего своего родоначальника, как дальше ему развиваться.

Системные порядки отнюдь не статика, а чувство естественной динамики видоизменяющего поля, энергетическое взаимодействие тонких структур поля, создающих уникальный узор, в котором прочесть можно столько информации, что не всегда у нас хватает свойств мыслительного процесса и знаний, чтобы понять это и переварить. Неспроста метод на английском называют constellation, что значит «созвездие».

Свою задачу мы видим в том, чтобы развивать и углублять подаренное нам Бертом Хеллингером. Сегодня мы имеем большое количество открытий, которые позволяют делиться знаниями и стимулировать к Совместному творчеству в нескончаемом движении Духа, стремящегося к познанию, позволяющие понять, как же бесконечен в этом познании открывающийся мир.

Мы признаем, что данная статья достаточно неоднозначна, и что в ней больше вопросов, нежели ответов. Но, к этому мы и стремились. Тот кто ищет всегда найдет что-то новое, имеющий сомнения — задумается, а возмущенный найдет повод для возмущения.